лого

Москва

Географический домен .RU Телефонный код (+7)495 Валюта Российский рубль - ₽

вход на сайт

Главная / Рассказы о москвичах / Командировка или калужский уикэнд
 

Командировка или калужский уикэнд

Подчас приходится слышать в транспорте вздохи пожилых людей о прежней жизни.

Их можно понять. Трудно им приспособиться к современному существованию после стольких лет в «совке».

И все же что-то хорошее было в той жизни, в той стране.

Сейчас, глядя на разбросанные пустые бутылки, вспоминаешь, как ещё несколько лет назад ходили бабушки и собирали по скверикам и паркам пустую посуду. Штат дворников не надо было содержать.

Экономия.

Я не знаю, сейчас пустую посуду где-нибудь принимают?

В советские времена пустые бутылки и банки редко кто выбрасывал. Были специальные приёмные пункты, в которые целыми днями стояла очередь с сумками и рюкзаками, битком набитыми «хрусталем».

На сданный «хрусталь» можно было пару-тройку дней прожить. В смысле протянуть. В зависимости от интенсивности превращения полной посуды в пустую.

В трудные дни перед получкой (термин такой, обозначающий зарплату), кроме посуды выручали еще ненужные книги.

На них тоже можно было протянуть. И тоже до получки.

Сейчас накопленные книги, однажды прочитанные и явно не предназначенные для повторного даже просмотра, пылятся в шкафах, иногда выбрасываются.

В те времена их можно было сдать в букинистический магазин, получив за них деньги.

Сразу.

Как за сданную пустую посуду.

Очень удобно. Такой запас на чёрный день.

Был выбор, что припасать на чёрный день. Посуда пустая собиралась активней, чем ненужные книги.

Знаю многих, кто запасался и тем, и другим.

То ли дело, нынешние штучки электронные. Супер.

Жаль, в них чего-то не хватает.

Может быть, ощущений некоторых?

Души. Энергетики.

Книга – другое дело.

Опять же, если с точки зрения запаса на чёрный день. Один раз продал бэушную электронную штуковину – и нет запаса. Если купит кто.

Подобные вещи в советские времена в комиссионки сдавали. Там денег несколько дней ждать надо было, а нужно-то сразу.

 

Вообще-то, я не об этом.

Одна любопытная история с посудой, пустой посудой, произошла со мной в конце семидесятых.

О книгах в другой раз.

Дело было летом, в июне, кажется. Конец недели предвещал рутинную поездку на дачу.

В четверг эта история началась, если быть точным.

Вызвал меня шеф и попросил оформить командировку на одно из предприятий Калуги.

Вопрос, который предстояло решить, был пустяковый, поэтому поехал я утром следующего дня, командировочные документы не оформив и командировочные же деньги не получив.

А зря.

Дельце оказалось непростым. Пришлось даже вызывать бригаду спецов из другого отдела. Ребята должны были приехать уже в понедельник, заодно и деньги для меня захватить.

А я решил на выходные остаться в Калуге.

В калужских гостиницах свободных мест не оказалось, поэтому заводское начальство определило меня до понедельника в их общагу.

Общагой оказалась трехкомнатная квартира обычной хрущёвки.

Когда я там появился, население квартиры собиралось к отъезду.

Проводы у них были по случаю окончания командировки.

Провожали они друг друга.

Рассказать, как друг друга мужики провожают?

В общем, небольшая пьянка была учинена, разбитая на три коллектива.

Пока я обустраивался, ко мне тоже заводчане подгребли, добавив еще один мужской коллектив.

Занимались мы тем же, что и провожавшиеся, только по случаю моего прибытия.

Процедура, знающие люди подтвердят, аналогичная.

Когда провожавшиеся проводились, а мои гости вспомнили, что домой пора, в квартире мы остались вдвоем с парнем, который представился Славой из Тамбова.

Он тоже, как и я, решил остаться на выходные, к тому же командировка у него не закончилась.

Посидели с ним, побеседовали. Добили остатки алкогольной жижи и улеглись спать.

Проснулся я утром от грохота открывающихся и закрывающихся дверец кухонных шкафов.

Встал, прошел на кухню. Кухня сияла чистотой. Молодец Славик.

Славик стоял у кухонного стола в безупречно белых трусах в позе задумчивости.

- Здорово, Слав. Что за задумчивость такая тебя посетила?

- Здорово. Слушай, у тебя деньги есть?

- Не густо. Рублей пять, не больше.

- Да? У меня так и вовсе мелочь осталась.

- Мне в понедельник ребята привезут.

- Мне тоже в понедельник привезут, так, … до понедельника дожить надо. Слушай…

Есть у меня тут знакомая. Только я не очень-то помню, где она живет, да и неудобно как- то.

- Да ладно протянем как-нибудь.

- Это как же, да и нибудь?...  Я бы сейчас вина выпил или пива хотя бы, голова как …

Славик пытался сформулировать что-то по поводу головы, но так и не смог.

Собственно говоря, это было не обязательно – я тоже формой не блистал.

- Ну, так, Слав, собирайся, пойдем пивком разомнемся…

- А после разминки?

- После разминки… голова проясняется, например...

- Согласен.

- А чегой-то у тебя за натюрморт на столе? И шкафы все открыты?

- Еду искал.

- В смысле, завтрак?

Я рассматривал разложенное на столе.

Там стояло блюдечко, на котором лежала засохшая килька. Одна.

На блюдечке из другого сервиза лежали две почищенные картофелины размером с куриное яйцо второй категории. Каждая.

В гранёном стакане на четверть была насыпана перловая крупа.

- Ты, Слав, картошку, что ли почистил?

- Почистил.

- А крупа зачем? Кулеш?

- Кулеш?… - Слава усмехнулся грустновато. - Вот думал, как эти три предмета в желудке будут сочетаться.

- Слав, пусть они в помойном ведре сочетаются. Пошли уже. Кстати, давай мусор вынесем после вчерашнего, а то на улице жара, вонизм будет.

- Все, я собираюсь.

Слава проимитировал активность сборов мини-бегом на месте.

Быстренько умылись-побрились, оделись и пошли разыскивать живительную влагу.

Надо сказать, что в конце семидесятых ощущались некоторые проблемы с этой самой влагой. Более серьезные проблемы появились позже. Лет через… семь?....восемь?

В общем, нам они пока, естественно, были неведомы.

В настоящие времена пива залейся. Сколько сейчас сортов пива существует – не сосчитать.

В то время в продаже, в основном, было пиво «Жигулевское».

На калужских бутылках все же присутствовала этикетка, правда приклеена она была сикось-накось.

А вот на московском «Жигулевском» Бадаевского завода этикетки не было.

Вся информация о ГОСТ, заводе - производителе, дате разлива и ещё о чём - то помещалась на крышке. Вытеснена была на крышке. И весь этот текст народ умудрялся прочитать, разглядывал как-то.

На современном пиве присутствует две этикетки, информации там – маленькая повесть, но прочитать можно только с помощью лупы. Не всякой.

В первом же магазине пиво продавали.

Несмотря на утро субботы, народу было немного.

Взяли по паре бутылок. Стоило пиво 37 копеек. Собственно пиво стоило 25 копеек, что и было написано на этикетке, но без стоимости посуды.

Посуду можно было сдать по 12 копеек в обмен на товар.

Залпом выпили по первой.

Чуть медленнее по второй.

Итого у нас образовалось 48 стеклянных копеек.

Славик встрепенулся.

- Слушай, напарник, а тут приемный пункт посуды есть где-нибудь? Зачем нам опять пиво?

- Слав, я на пиве не настаиваю. Настроение полной свободы начинаю ощущать. Давай пожрать чего-нибудь купим.

- Подожди. Понимаешь. Я пока по сусекам на кухне шарил, обнаружил тьму посуды всякой. Бутылки, банки… Банки-то принимают?

- Давай спросим.

- Так. Давай тогда сдадим эти бутылки, возьмем бутылку портвейна с сырком и пойдем посуду сдавать. Представляешь, сколько в общаге стекла?

- Думаю, прилично.

- Все, пошли.

Сдали четыре бутылки, «чебурашки» они назывались, взяли «777» и сырок «Волна» за 26 копеек.

Славик расположился на лавочке.

- Подожди, Слав, пойдем домой.

- Давай на природе, погода чудесная.

-  А бутылка? Это ж 17 копеек.

Славик посмотрел уважительно.

- Плеханов.

- Почему Плеханов?

- А торговый вуз так называется – имени Плеханова. Давай здесь грохнем, а бутылку я торжественно в руках понесу.

Здесь возникло одно препятствие. Пробка на бутылке оказалась пластмассовой и не хотела добровольно открываться.

Пришлось прибегнуть к термическому воздействию. То есть к нагреву пробки спичками.

Хочу сообщить неосведомленному читателю, что в описываемые времена зажигалок в продаже не было, пользовались спичками.

Нагрели с грехом пополам, Славик зацепил пробку зубом. Ж-жуть.

Пробка с характерным шлепком открылась.

Возникло препятствие второе. Не было стакана. Однако выяснилось, что в питии из горла оба были не новички.

До чего же замечателен портвейн по субботнему утру после пива и вчерашних проводов и встреч. Да под плавленый сырок. Прелесть.

Зашли в магазин, выяснили, где находится пункт приема стеклотары. Оказалось, буквально рядом.

Дошли, «понурая очередь стояла», заняли место.

С торжественным проносом пустой бутылки из-под портвейна проследовали в общагу.

Раскрыли все шкафы на кухне и обалдели. Застыли в онемении.

Так, наверное, застывали флибустьеры при виде клада и кот Матроскин с Шариком.

Первые раньше описываемых событий, вторые, вроде, позже, а возможно и одновременно.

В шкафах и на полу кухни находились несметные богатства – в основном бутылки, но были и банки. Все кем-то предусмотрительно вымытые.

Тут подоспело очередное препятствие. Во что складывать? Сумка моя – просто дамской казалась перед этими стеклянными залежами.

Благо, что белье за убывшими из общаги никто не убирал, взяли простыни с чужих кроватей.  

В простыни и пододеяльники нагрузили посуду. Получились четыре тюка, но посуда еще осталась.

- Завтра доберем.

- Завтра не получится, выходной, наверняка.

Нагрузили еще три тюка и оставили пока на кухне.

Выглядели мы со стороны, наверное, очаровательно. То ли беженцы времен одной из войн, немцы не случайно Калугу полюбили. В годы Отечественной они ее дважды брали.

То ли грабители.

По счастью в милицию не замели.

Оставил Славика с тюками у приёмки и пошел за очередной партией.

Когда, весь в мыле, пришел с очередными тюками, Славик уже сдавал посуду.

- Слушай, компаньон, бутылки из-под портвейна не все принимают. Пробки в них внутри.

Надо достать. Тут мужик мне показал, веревкой можно вынуть. Пробовал?

- А, знаю, видел. Ты сдавай пока, я за последним тюком сбегаю.

Минут через десять я вернулся с последним тюком. Пот лил градом.

Картина была такая. Славик сидел на корточках, теребя в руках вынутый из ботинка шнурок. Перед ним лежали бутылок  десять с пробками внутри.

Технология доставания пробки из бутылки следующая.

Берется веревка или шнурок. Складывается вдвое. Сдвоенной стороной засовывается в бутылку. Бутылка наклоняется так, чтобы пробка легла на образованную шнурком, в описываемом случае, петельку.

Шнурок  вытягивается из бутылки, вместе с ним с небольшим усилием пробка, туда же, в горлышко.

Славик, высунув язык, приступил к реализации описанного процесса.

Когда бутылки стали пригодными для сдачи, просунули их в окошечко и получили целое состояние – почти пятнадцать рублей.

- Вот теперь можно и пообедать.

- А заодно и поужинать. Время уже третий час.

Надо сказать, нам повезло. Приемный пункт почти сразу после нас объявил о закрытии.

«Понурая» не возражала.

- Ну что, Слав, давай в магазин, сообразим чего-нибудь поесть.

Поехали на рынок, накупили всякой вкусноты.

Зачем-то купили бутылку шампанского и «Столичную». Посидели.

Потом отправились город смотреть. Город как город. Серенький он был в то время.

 

Утро воскресенья началось как-то похоже на утро предыдущее.

Славик стоял на кухне в ослепительно белых трусах и смотрел на тот же натюрморт, который он накануне, видимо, припрятал. Только два «яйца второй категории» лежали в кастрюльке.

- Еда-то осталась?

- Не-а.

- А деньги?

- Треха с мелочью.

- Погуляли. Шампанское за четыре шестьдесят две на хрена покупать было?

- Да ладно тебе. Зато как пошло…

- Пошло …

- А огурчики хороши были. А капустка…

- А в лоб? Пошли за пивом, аристократ хренов. Посуду не забудь, может, примут в винном.

Давай только пива и все. Поесть возьмем. Яиц там, колбасы.

- Меня от их колбасы вырвет.

- В Тамбове лучше что-ли?

- Лучше.

- Ладно. Патриот тоже мне. Одевайся. Дубль второй.

- Не, собутыльник, давай пивка, это конечно. И будем мою знакомую разыскивать. В воскресенье она должна быть добрая.

- А в субботу?

- Могла накануне перебрать. Традиция у советского человека перебирать по пятницам.

- А как искать, если ты адреса не помнишь?

- Я вспомнил. Улица Чапаева.

- Всё?

- Там разберемся. Главное пивка. Или «Салютика».

- Не. Тогда уж три семерки. Пошли. То огурчики, то семерочки. Во рту то сохнет, то мокнет.

- Идем-идем…

Вышли. Знакомой тропой вышли к магазину.

Пиво закончилось.

Привезут завтра.

«777» не было. Но был «15» и «72».

- Сэр, какую цифру предпочтём?

- Судя по цене, обе.

- Исключительно правильное решение. Я постеснялся тебе сам предложить. И на сырок останется.

- И всё?

- Так… Остается 67 копеек.

- Пяток яиц. Это 45 копеек. Буханку черного – 16 копеек. Гривенник остаётся.

- Картошку.

- В пакетике?

- Конечно.

- Давай. Кстати по поводу картошки в пакетике. Интересная история с месяц назад у меня с приятелем случилась.

- Что за история?

- Есть у нас на работе снабженец один, Валера такой, Кирпичников.

Достать может все, что угодно, с дефицитом нашим - крайне нужный человек.

Вот мы с приятелем, Владом Сафоновым, и договорились с Валеркой этим на субботу съездить за мясом приличным в гастроном на Красную Пресню.

Мяса не оказалось. А что любопытно, Валера этот человек общительный, как все снабженцы, пока мы по улице шли, полрайона с ним поздоровалось. Самый забавный случай был, когда посреди дороги люк канализационный открывается, оттуда голова мужика вылезает. Голова покрутилась в разные стороны. Глаза на нас остановились, рот произнес: «Здорово, Валер».

- Снабженцам без общения никак, это точно.

- Слушай дальше. Подошли к метро «1905 года», вроде прощаться надо. Валера явно не планировал такого раннего расставания.

«Слушайте, мужики, может по пиву?», - предлагает.

«Стойте, вот там лотерейные билеты «Спринт» продают».

Знаешь, Слав, да, лотерею такую?

- Ну да, есть у нас в Тамбове. Так там выиграть нельзя.

- Вот и мы с Владом тоже так думали. А Валерка пристал, дайте рубль, я выиграю.

Дал я ему рубль, все равно ж не отстанет.

И что ты думаешь. Покупает он на рубль два билета.

Открывает. Первый – выигрыш, еще один билет, второй без выигрыша.

Берет еще билет и выигрывает червонец.

«Все», - говорит, - «я угощаю».

А рядом с метро шашлычная «Казбек». Пошли туда и мило на червонец посидели.

- А что, на червонец можно в кабаке втроем посидеть?

- Оказалось, что можно. Бутылка водки и три шашлыка.

- Это я однажды в Тбилиси в командировке пошел обедать. Заказал кружку пива, салат, харчо и шашлык.

Грузин-буфетчик на счетах прикинул, что-то около четырех рублей у него получилось.

Я достаю десятку, кладу. Он с интересом посмотрел на червонец, потом на счеты.

Сбросил костяшки, взмахнул рукой и рявкнул: «Как раз дэсят рублэй».

- Ха. Здорово.

- Так при чем пакет картошки-то в шашлычной?

- Да не в шашлычной. Сам понимаешь, бутылка водки, хоть и под шашлык, троим здоровым мужикам – дробина для слона. Оказались дома у Валеры. По пути прихватили, конечно.

И вот вечером уже, когда магазины все закрылись, да и домой пора, звонит Влад жене.

Предупреждает, что едет уже. Жена и спрашивает о покупках.

Оказывается, она поручила ему кроме мяса картошки купить и кефира.

Влад, мол, где ж я это все сейчас куплю?

Валера невозмутимо подходит к холодильнику и молча достает оттуда маленький такой пакетик, 0,25, пирамидку кефира. Небрежно бросает на стол.

Подходит к кухонному шкафу и достает пакетик хрустящего картофеля, и туда же на стол.

«Нет проблем», - говорит.

- Ха-ха-ха. Прикольный мужик.

Ладно, пойдём потратим копейки наши.

Затарились. В кармане – ни копья.

- Славик, а где улица Чапаева? Далеко? Как добираться будем?

- Фигня вопрос. Рядом. Пешком дойдем.

Сели на кухне. Сварили яйца вкрутую, благо соли в общаге было завались. Порезали сырок «Волна».

Посидели, пофилософствовали. Вот о чем говорили, не скажу. Не потому, что не хочу, а потому, что не помню.

И что удивительно, в итоге общались около двух суток, и постоянно о чем-то говорили. А вот о чем?

Закончилась еда, закончилось «1572».

Тронулись в путь. Время было раннее, около часа дня, настроение бодрее не придумать.

Как ни странно, немного поплутав, нашли дом знакомой Славика.

Славик скрылся в подъезде. Я приготовился ждать. Мало ли. Как-то не удосужился спросить, что за знакомая.

Славик вышел минут через пять. Либо очень скор, либо облом.

Видать очень скор, потому как, подойдя ближе, помахал красненькой бумажкой.

Для непосвященных – червонцем.

- Ну что, продолжим?

- Завтра на работу.

- В командировке местное начальство снисходительно, сами такие же.

- Предложения?

- Кабак.

- А где здесь кабак?

- Здрасьте. Вчера мимо гостиницы «Калуга» проходили, там ресторан.

- Менять денежку надо. Как в троллейбусе поедем?

- Не охота. Зайцами доедем.

- А штраф? Это по рублю.

- Воскресенье, выходной у проверял.

Сказано-сделано.

Дошли до троллейбуса, сели и без приключений с проверялами доехали до гостиницы «Калуга» и кабака с одноимённым названием.

В ресторане было свободно, выбрали столик рядом со сценой, чтобы удобнее наблюдать за музыкантами, которые вскоре должны были появиться.

Теперь предстояло сделать грамотный заказ, так, чтобы растянуть время до вечера.

Итак, десять рублей.

Взяли меню.

Пункт первый, не вызывающий сомнений. «Столичная» - 6 руб. 12 коп.

Пункт второй. Горячее. Ничего достойного в пределах рубля. За рубль с небольшим котлета с огурцом и жареной картошкой.

А вот дальше очень аккуратно, можно и не попасть в оставшиеся рубль, пятьдесят.

Выбрали свеклу под майонезом с тертым сыром.

И бутылку минералки.

Уложились.

Чего уж мы там делали до начала работы оркестра?

Беседы беседовали. Ни о чем.

А потом – танцы.

Славик не терял надежды зацепить кого-нибудь, чтобы пригласить в гости. Одно смущало, не на троллейбусе же зайцами их в отдельную квартиру везти.

Поскольку уверенности не было, ничего и не сложилось.

Всё было съедено, всё выпито. Пора было уходить. Сообщили официантке о своем намерении, народ прибывал, она посадила за наш столик новых ребят.

Мы пошли танцевать, червонец положили на стол.

Два танца прошло, а червонец всё лежал. За столик уже не сесть – занято.

Попросили проходящего официанта нашу подругу пригласить. Тот кивнул.

После кивка еще два танца прошло. Про вишни в саду у дяди Вани. Которые созрели.

Официантка не возвращалась, а вот мы как вишни созрели тоже.

Встретились глазами со Славиком. Он подумал о том же.

Быстро подошел к столу, взял червонец, махнул мне и мы вышли из ресторана.

Перешли улицу. В пяти минутах ходьбы находился еще один кабак под названием «Золотой колос».

Страждущие неуныло стояли на улице.

В момент, когда мы подошли, вышел швейцар и произнес: «Двое есть?»

Среагировали мы моментально и через секунду оказались в ресторане.

С неразменным червонцем в кармане.

Нас посадили за столик к двум симпатичным девушкам. Судя по пустой бутылке вина и почти пустому графину с водкой, девушкам должно было быть весело.

Мы не ошиблись. Заказали еще «Столичной», чуть-чуть, и какого-то напитка. Есть уже было ни к чему.

Дальше пляски, кутерьма, разговоры. Уговорили поехать к нам в гости, в пустую трехкомнатную квартиру. Взяли бутылку вина.

Вышли, на последние два рубля уговорили таксиста подвезти.

В предвкушении интима поднялись в квартиру.

Как обычно при суете, обнаружили, что бутылку вина оставили в такси.

Настроение испортилось, да и подруги протрезвели.

Хотя, одна была явно не против, а вторая что-то ей шептала с расстроенным лицом.

Ну, сколько можно уговаривать?

Славик зевнул. А, зевнув, сказал: «Если вы не против, я иду спать, раз у гостей нет настроения».

Девица, которая «за», произнесла скромно: «Можно мы поспим вот здесь, на диване, а то завтра на работу. Мы рано уйдем, как только троллейбусы пойдут».

- Конечно. – Ответили мы хором.

На самом деле, усталость давала о себе знать после всех мероприятий выходных дней.

Славик ушел в свою комнату, я - в свою.

Лёг и уснул мгновенно.

Разбудил меня легкий скрип открываемой двери. Существо с распущенными волосами наклонилось надо мной и произнесло: «Славик, подвинься».

Утверждать, что я не Славик не было сил.

Пару часов под чужим именем на кровати с панцирной сеткой – это что-то.

Проснулся я утром, судя по отблескам солнца довольно рано. С кухни раздавались какие-то звуки. Я посмотрел на часы, половина седьмого. В принципе, пора вставать.

Вышел на кухню. Славик в белоснежных трусах сортировал бычки, которые он выгребал из пепельницы.

- Ну что ушли? Во сколько, не знаешь?

- Нет. Как ночка?

- Нормально, выспался. Даже пива не очень хочется. Хотя можно было бы.

- Теперь только вечером. Как ночь-то, я спрашиваю?

- Да никак. – Славик посмотрел подозрительно.

- А я думал, нас с тобой перепутали.

И рассказал о ночном происшествии.

- Вот это да. – Изумленный Славик выпучил глаза. – Не стыдно?

- Не-а.

- Я слышал, в Калуге венерические заболевания в ходу.

- И травмотология очень приличная. Типун тебе…

- Шучу- шучу. А вот не шучу, что два рубля заныкал.

- Так…

- Вот именно. Так что давай, собирайся на работу, не спеша. К открытию к магазину подгребем.

Не торопясь, собрались, приняли душ, оделись. Все равно еще полчаса до открытия магазина оставалось.

Покурили вонючих бычков.

- В общаге даже чая нет. – Возмущался Славик.

Вышли. Дошли.

Возле магазина существовала жизнь.

Что характерно, распивали. Водку.

- Никогда не приходилось распивать «на троих»? – Спросил я Славика.

- Пока нет, но сейчас попробуем.

Что такое «на троих». Откуда это?

Видимо, с тех пор, когда водка стоила 2 рубля 87 копеек.

То есть можно было скинуться по рублю и еще оставалось на закуску.

13 копеек.

Например, четвертинка черного хлеба – 4 коп., 100 грамм ливерной колбасы, она стоила 70 копеек за килограмм.

Вот так. Нам предстояла задачка посложнее.

Во- первых, водка стоила уже 4 рубля 12 коп. Правда, была попроще, за 3 рубля 62 копейки.

Подошли к распивающим.

- Ребят, как бы добыть пузырь?

Те посмотрели на нас изучающе.

Перед ними стояли двое. С одной стороны, в костюмах и галстуках, с другой – с явно неопохмеленными физиономиями.

Сейчас бы сказали, что они осуществляли фейс-контроль.

Трудно сказать, что там они мыслили, но после минутной паузы один из них произнес: «Четыре рубля и мои пятьдесят грамм».

- Ребят, у нас два рубля. Пятьдесят нальем.

- Тогда ждите, кто-нибудь подойдёт.

- Мужики, а закурить не найдётся?

- Вы откуда такие?

- Да командировочные из Тамбова. – Решил я влезть в разговор.

- А, хороший город.

- Бывали?

- Не. Просто, если б из Москвы, то другой разговор бы был.

Мужик протянул пачку «Примы».

- Хорошая, Погар.

- Что? – Переспросил я мужика.

- «Прима» из Погара, табак хороший.

Закурили. Хорошая «Прима» продрала до кишок.

Пока курили, подошли. … Нет. Подбрели двое. Пообщались с сидящими.

Мужик с «Примой» кивнул в нашу сторону. Мы подошли.

- Давайте ваши два рубля.

Исчез. Через пару минут вернулся. Достал пустую бутылку, ловко отлил в нее половину из принесенной.

- Держите.

- А пятьдесят грамм?

- Да, позже.

- Спасибо тебе. Слушай, а нам бы стакан и занюхать чем- нибудь.

Мужик усмехнулся.

- Держите.

Протянул стакан и отломил кусок черного хлеба.

Вот так. Приобщились мы к понятию «на троих».

Вышло, правда, не совсем по классике…

На заводе разошлись со Славиком по своим цехам.

К одиннадцати приехали мои ребята, привезли деньги.

К двенадцати освободился номер в гостинице.

Я быстренько слетал в общагу, собрал вещи и переехал в цивильный номер.

Пообедал в буфете, принял ванну и уснул мертвецким сном.

Проснулся утром. Прислушался. На кухне никого не было.

И кухни не было.

Быстренько собрался и приехал в общагу. Ключ оставался у меня, я забыл его сдать впопыхах.

Квартира была заселена новыми людьми. Дверь в Славкину комнату была распахнута. В комнате никого не было. Какой- то парень стоял на кухне у плиты.

Поздоровался.

- Ребят, а Славик тут?

- Какой Славик?

- Вот из той комнаты.

- Не знаю. Я вчера вечером приехал, здесь вообще никого не было. Потом уже ребят из Тулы подселили.

Я простился и вышел. Когда вчера вечером он мог поселиться? В каком цехе Славик работал?  Не спросил даже.

Потом в рабочих заботах забылся Славик и наши с ним выходные.

А жаль. Ни телефона, ни адреса.

Сейчас в этом смысле проще, сразу телефоны друг друга в свои трубки забивают

Создатель страницы: Trifonov

добавить комментарий или дополнение

добавить
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования
© 2000 AboutMoskva.ru
    Чем больше знаешь, тем реже влипаешь!